Executive Coaching

10 вопросов о трекинге с Ильей Ивахиным

О коучинге и коучах Лидерство и управление
10 вопросов о трекинге – профессии на стыке консалтинга и коучинга – с Ильей Ивахиным, трекером, победителем премии Трекер года-2019 в номинации «Работа с командой» и Трекер года-2020 в номинации «Работа с первым лицом», executive коучем и независимым директором.

1. Не обойду стороной основополагающий вопрос, кто такой трекер?
Трекер – это специалист помогающей профессии, который помогает предпринимателю ставить и достигать цели. Соответственно, трекинг – это набор методов, способов, знаний – framework, который использует трекер в работе с предпринимателем.  «Трекер структурирует мышление предпринимателя, показывает ему, в чем состоит его ситуация. Для этого он использует стандартные структуры, ключевые из которых – цели, фокус на главном ограничении, проверка гипотез и недельные спринты» (из поста Евгения Калинина).


2. Илья, а как и когда Вы стали трекером?

В 2017 году я попал в Фонд развития интернет-инициатив. Я занимался тогда продуктовым управлением, созданием и выводом на рынок продуктов и сначала пришел туда как эксперт при акселлераторе, а затем я осознал, что мне не хватает динамики – мало просто пообщаться со стартапом разово, потому что не понятно, а он как-то использует то, о чем вы говорили, какие-то изменения в нем происходят или нет. Я понял, что мне важно отслеживать изменения и видеть их динамику, что мои труды не напрасны. И это как раз оказалось профессией трекер, потому что трекеры работают с предпринимателями, со стартапами на серийной, системной основе, короткими спринтами. И там ты видишь результаты своих трудов, эти изменения. Поэтому для меня это стало сначала хобби, а потом я понял, что это вполне себе интересная профессия, интересней моей текущей профессии – руководитель проектов. И я полностью переключился на трекера и года с 2018, я зарабатываю на хлеб тем, что я трекер. 

3. Что в этой профессии Вас вдохновляет?

Разнообразие задач, быстрая обратная связь от предпринимателей.  Дело в том, что как руководитель проектов я могу делать пять проектов, как продукт менеджер я могу заниматься двумя продуктами, а как трекер я могу работать сразу с десятком различных предпринимателей и это постоянно вызов, новая ситуация, рост. И это нисколько не скучно. Мне хочется вот этого постоянного вызова и эта профессия меня очень драйвит. Живая профессия.

4. Илья, как я слышу, трекинг востребован в стартапах, а в каких сферах еще он востребован?

Трекинг появился действительно в стартапах, при чем чаще всего это ИТ стартапы, как самые динамичные, самые быстрые, то есть это венчурная отрасль. Потом трекинг пришел в корпорации в различные продуктовые и проектные команды.  Трекинг в корпоративных акселераторах или просто при создании корпоративных продуктов. После мы активно экспериментировали с малым и средним бизнесом. Это был очень интересный эксперимент, особенно когда по нам удалила пандемия. Мы очень много работали с малым бизнесом, который тяжело переживал пандемию, и убедились в том, что эти инструменты работают и просто с предпринимателями. И сейчас активно осваиваем работу с верхним сегментом, с руководителями корпораций. Это не совсем уже продуктовые команды, а руководители в бизнесе, где востребован уже более личный трекинг – про человека. Для меня сейчас – это одно из самых интересных направлений.


5. Какой результат покупает клиент трекера?

Кристальное понимание следующего шага. Трекер помогает поставить цель и выстроить трек движения к этой цели. Мы понимаем какая цель стоит, фокусируемся на ограничениях по пути к этой цели, последовательно обходим препятствия, и двигаемся к этой самой цели. Я наблюдаю, что происходит, когда предприниматель, руководитель перестает работать с трекером, – у него в какой-то момент времени рассыпается фокус и ему становится снова не понятно, за что хвататься и куда двигаться дальше. Трекер вносит это вот самое понимание – какой следующий шаг. Мне кажется, что это самое главное, что у трекера покупает заказчик – понимание цепочки шагов к своей цели.

6. Кто может называть себя трекером?

Я разделяю точку зрения, что трекера формирует насмотренность. Можно пройти обучение в любой из школ трекеров, их сейчас достаточно много, но само по себе обучение и теория не делают тебя еще трекером. Трекера делает насмотренность – это 50 или более 50 стартапов, проектов, с которыми ты проработал. Потому что тогда появляется понимание повторяющихся участков, фреймворка (от англ. framework). На мой взгляд, трекером является тот человек, который смог через эту цифру 50 проектов перейти. Потому что ты можешь много лет работать с одним бизнесом, а будешь ли ты его трекером? Наверное, нет. Ты станешь консультантом, коучем... Если мы остановимся на том, кто может себя так называть, то для меня это человек, у которого есть сформированная насмотренность в каком-то сегменте.

7. Какие компетенции ещё необходимы трекеру?

Я не могу сказать, что трекеры обязательно имеют специализацию, но чаще всего есть какой-то прошлый опыт и там наиболее сильно проявляются компетенции в продажах, маркетинге, продуктовом и иногда проектном управлении. Потому что мы решаем задачи бизнеса и чаще всего трекера называют специалистом по кратному росту бизнеса, а кратный рост бизнеса – это маркетинг и продажи. Обычно фокусируются на этом. Еще надо понимать, что маркетинг и продажи идут какого-то продукта и нужна продуктовая упаковка. Иногда нужны компетенции по привлечению инвестиций, например, фандрайзинг в  стартапах. Если это корпоративный трекинг, то нужна продуктовая часть. 

8. Чем трекинг отличается от других помогающих профессий, например, коучинга?

Коучинг более сфокусирован на личности человека, трекинг сфокусирован на бизнесе. В трекинге больше метрик при том, что мы работаем общими техниками. Эти техники важны, но трекинг больше про бизнес, метрики, «циферки».  Он более инструментален. При том, что мы работаем с одним и тем же основателем, но из-за того, что мы должны понимать построение бизнеса, framework, который построен на целом наборе инструментов – customer development, воронка и пайплайн продаж; там много информации о каких-то технических аспектах, которых во многих помогающих профессиях и коучинге, нет. Возможно, что-то из этого есть у agile коучей, но здесь такой вопрос – насколько уместно об этом говорить? На мой взгляд, важное отличие от коучинга состоит в том, что коуч не привносит в процесс своего, он старается удержаться от того, чтобы привносить себя внутрь коучинга, а трекер дает довольно много обратной связи. Суть трекинга во многом в том, чтобы показать предпринимателю ситуацию и определить точку А, точку Б и построить вот этот трек с точки А в точку Б. И для того, чтобы определить эти вещи, трекер должен давать обратную связь и там чаще случаются какие-то оценки и больше вносится экспертизы. В трекинговой сессии должно происходить создание нового опыта и этот новый опыт может случаться банально через обучение, через отгрузку какой-то экспертизы и через консалтинг. Когда трекер с насмотренностью работает с предпринимателем и он с ним разговаривает про его план, он может сказать: «Ну, вот слушай, я знаю эти, эти и эти люди делали уже вот-так и получили такой, такой, и такой результат. Как тебе этот результат? Ты такой хочешь или нет?». Я просто привношу много экспертизы и говорю, что есть еще такая бизнес-модель, а вот такая бизнес-модель не полетела. Больше идет отгрузки и экспертности какой-то. Она должна быть в рамках, конечно, это часть сессии, но она зашита в структуру трекинговой сессии.

9. Илья, учитывая то, что Вы не только трекер, но ещё и executive коуч, как эти две Ваши профессии дополняют друг друга?

Прекрасно дополняют. У нас же история про цели, про то, как диагностировать, что происходит с бизнесом сейчас, и для этого есть прекрасный набор трекинговых инструментов. На мой взгляд, мы же пытаемся определить, куда двигаться и как двигаться. И эта история про будущее и основателя, чего на самом деле он хочет, – про его цели, ценности, его способ принятия решений. И в этом месте трекинг как синтетическая профессия вобрал очень много в себя от коучинга, потому что важно разобраться с целями, а чего на самом деле хочет основатель; важно передать ему ответственность за его действия, бизнес, за его жизнь – и как раз вот эта часть относится к коучингу. Учитывая, что я предпочитаю работать с топами, владельцами и инвесторами бизнеса, там как раз executive коучинг стал важной частью моего трекерского опыта.

10. Можете, поделиться кейсом, в котором проявилась синергия трекинга и коучинга?

Здесь немножко похвастаюсь. Когда я начинал как трекер, то работал со стартапами, потом много работал с корпоративными командами и у меня есть премия Трекер года-2019 в номинации «Работа с командой». Но потом я понял, что мне интересна не только работа с командами, а интересны люди, которые принимают решения, то есть инвесторы, спонсоры, стейкхолдеры проектов, владельцы, основатели стартапов. И я стал больше работать с верхним сегментом. Поэтому сейчас мой любимый сегмент и акселератор – это как раз директорский трекинг. Например, акселератор Ростелеком, когда мы работаем с директорами филиалов. Или, например, в акселераторе The Coca-Cola Company мы работали с людьми, которые сидят на «скамейке запасных» на замещение директорских позиций. Это люди, которые готовятся занять директорское кресло. У них уже достаточно власти и понимания, когда нужно реализовать проект. Сейчас для меня самый интересный сегмент, когда топ-менеджер или владелец бизнеса, который в условиях сложившейся неопределенности, пытается начинать какой-то новый проект и ему нужно что-то сделать. И там вначале достаточно много коучинга, потому что нужно понять, что делать, чего он хочет, какие цели, а потом – мы с ним уже инструментами трекинга достигаем эти самые цели. То есть трекинг – это движение к той цели, которую мы нашли в рамках executive коучинга. И здесь хорошая синергия прослеживается.

Илья, благодарю за живое и полезное интервью.

Интервьюер: Таисия Мисак
Made on
Tilda